Зверское решение: использовать воспитанников Полоцкого детского дома № 1 как доноров

Низкий поклон всем, кто спас детей, а Александру Петровичу Мамкину - вечная Память и слава!
alfa-bank

События, о которых пойдет речь, произошли зимой 1943–44 годов, когда фашисты приняли зверское решение: использовать воспитанников Полоцкого детского дома № 1 как доноров. Немецким раненным солдатам нужна была кровь.
Зверское решение

Где её взять? У детей. Первым встал на защиту мальчишек и девчонок директор детского дома Михаил Степанович Форинко. Конечно, для оккупантов никакого значения не имели жалость, сострадание и вообще сам факт такого зверства, поэтому сразу было ясно: это не аргументы.

Зато весомым стало рассуждение: как могут больные и голодные дети дать хорошую кровь? Никак. У них в крови недостаточно витаминов или хотя бы того же железа. К тому же в детском доме нет дров, выбиты окна, очень холодно. Дети всё время простужаются, а больные – какие же это доноры?

Сначала детей следует вылечить и подкормить, а уже затем использовать. Немецкое командование согласилось с таким «логическим» решением. Михаил Степанович предложил перевести детей и сотрудников детского дома в деревню Бельчицы, где находился сильный немецкий гарнизон. И опять-таки железная бессердечная логика сработала.

Первый, замаскированный шаг к спасению детей был сделан… А дальше началась большая, тщательная подготовка. Детей предстояло перевести в партизанскую зону, а затем переправлять на самолёте.

И вот в ночь с 18 на 19 февраля 1944 года из села вышли 154 воспитанника детского дома, 38 их воспитателей, а также члены подпольной группы «Бесстрашные» со своими семьями и партизаны отряда имени Щорса бригады имени Чапаева.

Ребятишкам было от трёх до четырнадцати лет. И все – все! – молчали, боялись даже дышать. Старшие несли младших. У кого не было тёплой одежды – завернули в платки и одеяла. Даже трёхлетние малыши понимали смертельную опасность – и молчали…

На случай, если фашисты всё поймут и отправятся в погоню, около деревни дежурили партизаны, готовые вступить в бой. А в лесу ребятишек ожидал санный поезд – тридцать подвод. Очень помогли лётчики. В роковую ночь они, зная об операции, закружили над Бельчицами, отвлекая внимание врагов.

Детишки же были предупреждены: если вдруг в небе появятся осветительные ракеты, надо немедленно садиться и не шевелиться. За время пути колонна садилась несколько раз. До глубокого партизанского тыла добрались все.

Теперь предстояло эвакуировать детей за линию фронта. Сделать это требовалось как можно быстрее, ведь немцы сразу обнаружили «пропажу». Находиться у партизан с каждым днём становилось всё опаснее. Но на помощь пришла 3-я воздушная армия, лётчики начали вывозить детей и раненых, одновременно доставляя партизанам боеприпасы.

Загрузка...

Было выделено два самолёта, под крыльями у них приделали специальные капсулы-люльки, куда могли поместиться дополнительно нескольких человек. Плюс лётчики вылетали без штурманов – это место тоже берегли для пассажиров. Вообще, в ходе операции вывезли более пятисот человек. Но сейчас речь пойдёт только об одном полёте, самом последнем.
Зверское решение

Он состоялся в ночь с 10 на 11 апреля 1944 года. Вёз детей гвардии лейтенант Александр Мамкин. Ему было 28 лет. Уроженец села Крестьянское Воронежской области, выпускник Орловского финансово-экономического техникума и Балашовской школы.

К моменту событий, о которых идёт речь, Мамкин был уже опытным лётчиком. За плечами – не менее семидесяти ночных вылетов в немецкий тыл. Тот рейс был для него в этой операции (она называлась «Звёздочка») не первым, а девятым. В качестве аэродрома использовалось озеро Вечелье. Приходилось спешить ещё и потому, что лёд с каждым днём становился всё ненадёжнее. В самолёт Р-5 поместились десять ребятишек, их воспитательница Валентина Латко и двое раненных партизан.

Сначала всё шло хорошо, но при подлёте к линии фронта самолёт Мамкина подбили. Линия фронта осталась позади, а Р-5 горел… Будь Мамкин на борту один, он набрал бы высоту и выпрыгнул с парашютом. Но он летел не один. И не собирался отдавать смерти мальчишек и девчонок. Не для того они, только начавшие жить, пешком ночью спасались от фашистов, чтобы разбиться.

И Мамкин вёл самолёт… Пламя добралось до кабины пилота. От температуры плавились лётные очки, прикипая к коже. Горела одежда, шлемофон, в дыму и огне было плохо видно. От ног потихоньку оставались только кости. А там, за спиной лётчика, раздавался плач. Дети боялись огня, им не хотелось погибать.

И Александр Петрович вёл самолёт практически вслепую. Превозмогая адскую боль, уже, можно сказать, безногий, он по-прежнему крепко стоял между ребятишками и смертью. Мамкин нашёл площадку на берегу озера, неподалёку от советских частей. Уже прогорела перегородка, которая отделяла его от пассажиров, на некоторых начала тлеть одежда.

Но смерть, взмахнув над детьми косой, так и не смогла опустить её. Мамкин не дал. Все пассажиры остались живы. Александр Петрович совершенно непостижимым образом сам смог выбраться из кабины. Он успел спросить: «Дети живы?»

И услышал голос мальчика Володи Шишкова: «Товарищ лётчик, не беспокойтесь! Я открыл дверцу, все живы, выходим…» И Мамкин потерял сознание. Врачи так и не смогли объяснить, как мог управлять машиной да ещё и благополучно посадить её человек, в лицо которого вплавились очки, а от ног остались одни кости?

Как смог он преодолеть боль, шок, какими усилиями удержал сознание? Похоронили героя в деревне Маклок в Смоленской области. С того дня все боевые друзья Александра Петровича, встречаясь уже под мирным небом, первый тост выпивали «За Сашу!»… За Сашу, который с двух лет рос без отца и очень хорошо помнил детское горе. За Сашу, который всем сердцем любил мальчишек и девчонок. За Сашу, который носил фамилию Мамкин и сам, словно мать, подарил детям жизнь.

***
Их расстреляли на рассвете,
Когда еще белела мгла.
Там были женщины и дети
И эта девочка была.
Сперва велели им раздеться
И встать затем ко рву спиной,
Но прозвучал вдруг голос детский
Наивный, чистый и живой:
Чулочки тоже снять мне, дядя?
Не осуждая, не браня,
Смотрели прямо в душу глядя
Трехлетней девочки глаза.
«Чулочки тоже» —и смятеньем на миг эсесовец объят
Рука сама собой с волненьем вдруг опускает автомат.
Он словно скован взглядом синим, и кажется он в землю врос,
Глаза, как у моей дочурки? — в смятенье сильном произнес.
Охвачен он невольно дрожью,
Проснулась в ужасе душа.
Нет, он убить ее не может,
Но дал он очередь спеша.
Упала девочка в чулочках…
Снять не успела, не смогла.
Солдат, солдат, что если б дочка
Вот здесь, вот так твоя легла…
Ведь это маленькое сердце
Пробито пулею твоей…
Ты Человек, не просто немец
Или ты зверь среди людей…
Шагал эсэсовец угрюмо,
С земли не поднимая глаз,
впервые может эта дума
В мозгу отравленном зажглась.
И всюду взгляд струится синий,
И всюду слышится опять,
И не забудется поныне:
Чулочки, дядя, тоже снять?»
Муса Джалиль

Реклама от Google

letyshops
ottclub
crazybulk
Комментарии: 1
  1. Владимир Барминский

    Реальное описание операции по освобождению детей Полоцкого детдома:

    В статье “Операция “Звёздочка”. Партизаны Белоруссии” дано с использованием наиболее полной информации от первоисточника описание известной дерзкой операции белорусских партизан “Звёздочка” по освобождению из фашистского плена воспитанников Полоцкого детского дома, проведенной 18 февраля 1944 года, а также показан подвиг летчика Александра Мамкина, совершенный им в ходе второго этапа операции в апреле того же года при эвакуации детей за линию фронта на Большую землю

    Материал по запросу:
    операция звездочка, операция звёздочка, операция звездочка в великую отечественную войну, партизаны витебской области, партизаны витебщины, полоцко-лепельская партизанская зона, операция прорыв ушачи, партизаны белоруссии

    ОПЕРАЦИЯ «ЗВЁЗДОЧКА». ПАРТИЗАНЫ БЕЛОРУССИИ

    *****
    Мужество белорусских партизан при освобождении из фашистского плена воспитанников Полоцкого детского дома и героизм фронтовых летчиков при их эвакуации за линию фронта на Большую землю
    *****

    Из истории Великой Отечественной войны всем известны события и битвы, изменившие ход войны и в итоге спасшие мир от фашистского порабощения.
    Но были и боевые операции, которые не повлияли на фронтовую обстановку, однако с позиций нынешнего времени их значение приобретает особый смысл — они являются символом победы добра над злом.
    Без сомнения, такой операцией было освобождение белорусскими партизанами Витебской области из фашистского плена воспитанников Полоцкого детского дома в феврале 1944 года.

    Детский дом № 1 в Полоцке был открыт еще до войны. А когда в июне 1941 года развернулись бои на подступах к городу, работники детского дома попытались эвакуировать детей на Восток. Однако быстрое продвижение немецких войск, перерезавших пути в советский тыл, не позволило этого сделать, и детдом вынужден был вернуться назад в город.
    В годы войны детдом постоянно пополнялся детьми расстрелянных подпольщиков и жителей. И к концу 1943 года в детдоме находилось около 200 детей и воспитателей.
    Поздней осенью 1943 года, не желая больше кормить детей в городе, фашисты перевезли детский дом в деревню Бельчица под Полоцком, где они должны были сами добывать себе еду.
    Трудно представить, что было бы с детьми. Фашисты, обозленные неудачами на фронте, сделали бы их донорами для своих солдат, в конце концов просто бы уничтожили.

    В годы Великой Отечественной войны мой отец, Василий Васильевич Барминский, сражался с захватчиками в рядах партизанского отряда имени Щорса бригады имени Чапаева Полоцко-Лепельского партизанского соединения, действовавшего в Витебской области Белоруссии.
    Именно партизанский отряд имени Щорса разработал и осуществил боевую операцию по вывозу детей Полоцкого детдома “из-под носа” фашистов в освобожденную партизанскую зону.
    Барминскому В.В., как заместителю комиссара отряда имени Щорса, довелось стать одним из разработчиков и непосредственных участников этой знаменитой дерзкой партизанской операции, получившей название “Звёздочка”.
    После войны отец часто рассказывал об этой операции, его воспоминания публиковались в 60-е — 80-е годы в республиканских газетах “Советская Белоруссия” (1967г.), “Звязда” (1982г.) и других, размещены в сборнике “Годы комсомольские” (изд.“Юнацтва”, Минск-1988г., ISBN 5-7880-00025).

    Операция “Звёздочка”, исходя из сложившихся вокруг партизанской зоны тяжелых условий окружения, фактически была осуществлена в два этапа:
    — первый этап (поздняя осень 1943 года – 18 февраля 1944 года) — это многомесячная подготовка, ведение разведки и собственно освобождение из фашистского плена воспитанников детдома партизанами отряда имени Щорса;
    — второй этап (конец марта – 11 апреля 1944 года) — вынужденное в условиях блокады, когда фашисты начали карательную операцию против партизанских отрядов, проведение эвакуации спасенных детей самолетами из Полоцко-Лепельской партизанской зоны за линию фронта на Большую землю.

    Летом 1943 года партизанская бригада имени Чапаева под командованием Владимира Мельникова, в состав которой входил и отряд имени Щорса под командованием Бориса Алещенко, где воевал отец, перебазировалась под оккупированный фашистами Полоцк для обороны на полоцком направлении огромной освобожденной от захватчиков партизанской зоны, образовавшейся к этому времени.
    Партизаны расположились в лесу, недалеко от реки Суя, примерно в пятнадцати километрах южнее города Полоцк. Здесь в летних шалашах и обосновались партизаны. Но передния край обороны проходил ближе к Полоцку, у населенных пунктов Бецкое, Семенец, Заозерье, Межно, Кральки. Оборонительная линия состояла из траншей, дзотов, пулеметных гнезд. Круглосуточно несли дежурство посты и секреты.
    В начале же осени партизанский отряд имени Щорса перенес свою базу на 5-6 километров южнее от летнего лагеря, в лес около деревни Спащино, где на берегу лесного озера построили землянки — углубили и зарыли в землю целые деревянные срубы, их утеплили и замаскировали. Кроме жилых помещений, оборудовали штабную землянку, столовую и пекарню.
    С этого времени у партизан появился свой прочный тыл. Командование и подпольный райком партии за каждым отрядом закрепили определенные зоны из освобожденных пунктов, в которых проводилась соответствующая работа по поддержанию порядка. В зону ответственности отряда у района базирования входили деревни Старое Село, Заборовно, Крошино, Спащино, Липовки, Козлы, Сорочино и ряд других, расположенных рядом с ними.
    На этой территории по существу действовали органы Советской власти применительно к партизанским условиям.

    В октябре 1943 года разрозненные партизанские бригады, действовавшие в Белоруссии в тылу немецких войск к югу от Полоцка, в так называемой Полоцко-Лепельской зоне, были объединены в оперативную группу Центрального Комитета КП(б) Белоруссии, Центрального и Белорусского штабов партизанского движения, командование которой возглавил секретарь Лепельского подпольного райкома партии Герой Советского Союза Владимир Елисеевич Лобанок.
    Полоцко-Лепельская партизанская зона включала в себя освобожденные от захватчиков весь Ушачский район и частично Полоцкий, Сиротинский (Шумилинский после войны), Бешенковичский, Лепельский, Докшицкий, Плисский (включен в Глубокский) Ветринский (включен в Полоцкий и Ушачский) районы Витебской области. Ее общая площадь составляла около 3200 квадратных километров с находящимися на этой территории 1220 населенными пунктами, в которых проживало около 100 тысяч человек местных жителей и беженцев.
    Вскоре вокруг Полоцко-Лепельской партизанской зоны была создана сплошная оборонительная линия, на севере зоны она выходила к реке Западная Двина, общая протяженность линии составляла около 240 километров. С осени 1943 года в Полоцко-Лепельской зоне действовало 16 партизанских бригад, объединявших более 17 тысяч народных мстителей.
    Созданную партизанскую оперативную группу стали также называть Полоцко-Лепельским партизанским соединением. Штаб партизанского соединения размещался в районном центре Ушачи, к этому времени давно с сентября 1942 года освобожденном партизанами от фашистов. Партизаны тогда с любовью и теплотой стали называть Ушачи “Партизанской столицей”. В глубоком тылу врага жила по законам Советской власти “Партизанская республика”.
    Создание крупного соединения означало вступление белорусского партизанского движения в новый этап своего развития, оно приняло организованный и массовый характер.

    Отряд имени Щорса в это время защищал партизанские рубежи непосредственно на Полоцком направлении, в районе деревни Межно. Здесь партизанами были вырыты окопы, оборудованы дзоты, выставлены боевые посты. Отряд неоднократно вместе с соседними партизанскими отрядами вел ожесточенные оборонительные бои с фашистскими карателями, которые, наталкиваясь на стойкость партизан в защите освобожденных территорий, всякий раз отходили, неся потери. Слева от участка обороны отряда находился отряд под командованием Борейко И.С., справа — отряд под командованием Воржева И.С.
    Часто партизаны сами переходили в наступление, держа фашистов в постоянном напряжении, неоднократно штурмовали гарнизон противника, расположенный в деревне Тросно. Впоследствии под натиском партизан гитлеровцы были вынуждены покинуть этот населенный пункт.

    В задачу отряда также входило ведение общей и агентурной разведок в городе Полоцк и его окрестностях. Очень важно было знать о расположении немецких частей, их численности, вооружении, сосредоточении и передвижении войск.
    В письме к отцу от 15 ноября 1971 года вспоминал бывший помощник начальника разведки Михаил Лабёнок, который в отряде отвечал за связь с подпольем: “…Для связи с партизанами у нас практически в каждой деревне были свои люди. В деревне Козлы нашей резервной группой руководил Коршун Роман, в деревне Липовки — Смоляк Григорий, в деревне Крошино — Кулачёнок Сергей, в деревне Сорочино — учительница Помелкова Нина…”. В деревне Бельчица подпольщиков отряд не имел.
    Разведка отряда неоднократно пробиралась во вражеские гарнизоны и приносила ценные сведения. Это были смелые и весьма опасные рейды разведчиков.

    Поздней осенью 1943 года разведгруппа отряда имени Щорса под командованием Петра Штеера, в состав которой также входили Баканов, Жавренков, Васькович, после скрытного посещения занятых фашистами железнодорожных станций Полоцк и Громы (восточнее Полоцка), решила на обратном пути провести наблюдение за фашистским гарнизоном, размещенным в деревне Бельчица.
    Через какое-то время партизаны увидели движущуюся к деревне колонну машин. Разведчики подумали, что немцы подвозят пополнение в гарнизон. Однако неожиданно из машин начали выгружаться дети, их было много. Партизаны не оставили без внимания этот факт.
    Разведчики в ту же ночь скрытно проникли в Бельчицу. Выяснилось, что в эту деревню фашистами был перемещен из города Полоцкий детский дом № 1, в котором находилось 154 ребенка и 38 воспитателей. Партизанским разведчикам удалось встретиться с воспитателями детдома, которые рассказали, что из-за недостатка продуктов в городе дети голодали, часто болели, были вспышки эпидемии тифа. Им не хватало одежды. Воспитатели слышали, что немцы могут вывезти детей в Германию для “онемечивания” или сделать их донорами для своих раненых солдат. Но после появления многочисленных заболеваний детей, фашисты, обозленные поражениями на фронтах, могли их просто уничтожить. К тому же многие дети попали в детдом после того, как фашисты расстреляли их родителей за участие в движении сопротивления.

    Было понятно, что жизнь детей, которых партизаны обнаружили довольно случайно, находилась в опасности. Полученная информация была доложена командованиям отряда имени Щорса и партизанской бригады имени Чапаева, а затем поступила в штаб Полоцко-Лепельского соединения. Командование Полоцко-Лепельского соединения предложило бригаде имени Чапаева, исходя из имеющихся у нее сил и средств, определиться о возможности освобождения детей и разработать соответствующий план операции.
    Командование же бригады поручило отряду имени Щорса продолжать поддерживать постоянную связь с детским домом и вести повседневную разведку в гарнизонах, расположенных вокруг города Полоцк, особенно в близ лежащих деревнях Коровники, Черноручье и самой Бельчице, которая размещалась на большой территории и состояла из четырех близко расположенных поселений Бельчица-1, …, Бельчица-4.
    Таким образом, первый этап операции “Звёздочка” фактически начался поздней осенью 1943 года. Итак, отряду предстояло уточнить в деревне Бельчица, где в одном из поселений находился детский дом, численность немецкого гарнизона и места размещения его подразделений, установить вооружение противника, расположение постов, время их смены и раздобыть другие необходимые важные данные.

    В январе 1944 года одна из разведок закончилась трагически. Группа партизанских разведчиков под командованием Петра Штеера, в которую входили Баканов, Гайдуков и др. (не все фамилии партизан сохранились), возвращалась из очередного похода в Полоцк и близлежащих к нему деревень и около озера Семенец попала в немецкую засаду. До последнего дыхания сражались ребята, уничтожая фашистов, но все погибли. Очень тяжело пережили тогда партизаны трагическую гибель этих смелых партизанских разведчиков.

    Разведка с целью выяснения всех обстоятельств, связанных с освобождением детей, велась в общей сложности несколько месяцев. Партизаны поддерживали связь с детдомом и вели разведку немецкого гарнизона. Добытые разведданные регулярно сообщались командованию бригады.
    Все поставленные задачи по разведке отряд имени Щорса успешно выполнил.
    В частности, было установлено, что в деревне Бельчица находится усиленный немецкий гарнизон, состоящий из трех батальонов и имеющий на вооружении 12 пушек, 17 минометов, пулеметы и разнообразное стрелковое вооружение. Партизаны точно знали расположение постов и пулеметных гнезд противника.

    Отец рассказывал, что планировавшаяся операция представлялась сложной для партизан, потому что она была нетипична для них. Ведь какова партизанская тактика — незаметно подобраться к врагу и нанести ему максимальный урон, а в нужный момент, когда немцы начинают подтягивать подкрепления, быстро отойти и скрыться в лесу. Здесь же всю операцию желательно было провести скрытно и без шума. Планирование операции осложнялось еще и потому, что в удерживаемом фашистами детдоме было много малолетних детей от 3 до 5 лет, были и заболевшие. Такие дети сами не смогут быстро по глубокому снегу дойти до леса, стоящего в нескольких сотнях метров от деревни, для их посадки на подводы. В самой же деревне располагался крупный сильно укрепленный немецкий гарнизон. Партизаны понимали, если завяжется бой, то отходить можно будет только тогда, когда дети окажутся в безопасности. Поэтому всю операцию решено было провести в ночное время и, по возможности, избежать боя с немецким гарнизоном.

    Когда вся необходимая информация была собрана, в штабе партизанской бригады имени Чапаева состоялось специальное совещание.
    В совещании приняли участие — представитель штаба Полоцко-Лепельского соединения, командир бригады Мельников, первый секретарь Ушачского подпольного райкома партии и комиссар бригады Кореневский И.Ф., второй секретарь райкома партии Ястребов М.И., начальник штаба бригады тов.Пучков, заместитель командира бригады по разведке тов.Маяков, секретарь Ушачского подпольного райкома комсомола Василевский В.Я., заместитель комиссара бригады по комсомолу Клочков П.П., из отряда имени Щорса участвовали — командир отряда Алещенко Б., комиссар отряда Короленко И., начальник штаба Крупин И., заместитель командира отряда по разведке Гвоздев П.С. и заместитель комиссара по комсомолу и секретарь комитета комсомола отряда Барминский В.В. (мой отец).
    После информации заместителя командира отряда по разведке Гвоздева П.С. и обмена мнениями, партизанами было принято решение провести боевую операцию по освобождению детей из фашистского плена. Она получила условное название “Звёздочка”. Детальная разработка плана и проведение этой ответственной операции были поручены отряду имени Щорса.
    Для проведения операции дополнительно отряду придавался взвод разведки при штабе бригады. В итоге по результатам длительной разведки и подготовки в отряде был разработан план по освобождению детей до мельчайших деталей, и утвержден командованием бригады. План предусматривал и действия отряда на случай, если придется принимать бой. Партизанский отряд был усилен вооружением, обеспечен белыми маскировочными халатами, а для транспортировки большого количества детей сформировали санный поезд из около пятидесяти конных подвод.

    И вот после многомесячной подготовки наступил намеченный день проведения операции — 18 февраля 1944 года. Вечером в соответствии с планом операции отряд имени Щорса, задействовав около 200 бойцов (примерно 2/3 численности отряда), под прикрытием темноты на сформированном санном конном обозе совершил в сложных зимних условиях стремительный более чем двадцати километровый марш-бросок из места дислокации к деревне Бельчица под Полоцком.
    Отец и его товарищи-партизаны вспоминали такой любопытный момент, что во время марша их некоторое время с двух сторон сопровождали стаи волков — от их воя стыла кровь в жилах. Но в целях конспирации, стрелять и использовать другие действенные меры по отпугиванию волков, было нельзя. Поэтому, чтобы волки не напали на лошадей, партизаны какое-то время периодически с двух сторон бежали рядом с движущимися лошадьми.

    Недалеко от деревни Бельчица партизаны, оставив подводы в лесу, заняли опушку напротив поселений и за короткое время превратили окраину леса в укрепленный рубеж. Одна часть отряда заняла оборону по всем законам предполагаемого боя. В глубоком снегу были вырыты окопы, расставлены пулеметы. Часть партизанских отделений заняла позиции у дорог из деревни, организовав засады, пулеметный взвод разместился на рубеже обороны на опушке леса. И в любой момент партизаны были готовы вступить в бой.
    Затем в саму деревню направили группу разведчиков под командованием заместителя командира отряда по разведке Павла Гвоздева, которая, обойдя вражеские посты, скрытно проникла в дома, где находился детдом, с задачей вывести детей с воспитателями за околицу в заранее условленное место. По договоренности с воспитателями к вечеру этих суток все дети должны быть одеты и подготовлены к перевозке.
    В это время второй части отряда было приказано вплотную подойти к деревне, чтобы встретить детей и на руках перенести через открытое заснеженное поле в лес.

    В назначенное время вдали от околицы стали мелкими группами появляться дети.
    Вскоре партизаны в полутьме увидели полное шествие детей. По воспоминаниям отца — это была трогательная для партизан картина. Больных и малолетних ребят несли на руках воспитатели и старшие воспитанники. Многие малыши шли сами, на каждом шагу проваливаясь в снег. Несмотря на это, в ту зимнюю ночь не было слышно ни стона, ни плача детей. Голодные, полураздетые и измученные дети мужественно переносили все трудности! Дети хотели жить!
    Партизаны во главе с начальником штаба отряда Иваном Крупиным в маскировочных белых халатах (отец был в составе этой группы) быстро выдвинулись навстречу детям, на ходу подхватывали их на руки и по глубокому снегу через открытое поле уносили в лес к подводам. Когда вспыхивали осветительные ракеты, то все движение замирало. Партизаны сделали по несколько заходов, перенося малолетних и больных детей.
    У отца на руках сначала оказался мальчик лет пяти, а потом девочка примерно такого же возраста. На ноги мальчика, у которого из рваных ботинок торчали пальцы, отец надел меховые рукавицы. Девочку, на которой были одни лохмотья — закутал в маскировочный халат. По колени в снегу партизаны переносили детей подальше от деревни вглубь леса к подводам. Малыши вначале молча с опаской непонимающими глазами смотрели на партизан и автоматы, потом кто-то из них робко спросил отца: “— Дяденька, вы наш?”. Получив утвердительный ответ: “— Да, мы свои, партизаны”, последовал волновавший их вопрос: “— Фашисты нас уже не убъют?”. Растроганный отец с уверенностью заверил: “— Теперь вы будете жить…”, и дети полностью успокоились.
    Наконец, все были в лесу — большинство детей перенесли партизаны, часть воспитатели, а кто-то из старших детей сам прошел опасное пространство.
    Вся операция была проведена партизанами, как и планировалось, скрытно и молниеносно, без боестолкновения с фашистами.
    Детей усадили на подводы, укрыли потеплее, и санный поезд ночью же доставил их в освобожденную партизанскую зону, в расположение отряда имени Щорса.
    Детей разместили по домам жителей деревни Емельяники. Их отогрели, накормили, вымыли в бане, одели (одежду принесли местные жители) и оказали первую медицинскую помощь.

    Вскоре в отряд приехали командир соединения Лобанок В.Е. и комиссар бригады Кореневский И.Ф., они обратились к партизанам со словами благодарности за выполнение ответственной боевой задачи по спасению жизни советских детей, вырвав их из рук фашистов и предотвратив неизбежную гибель.
    Всему личному составу отряда, участвовавшему в операции, была объявлена благодарность. Группу партизан представили к награждению медалями, к награждению орденом “Красной Звезды” были представлены Гвоздев П.С. и мой отец.

    А фашисты, узнав, что у них под носом партизаны осуществили такую дерзкую операцию, были буквально потрясены. Они пытались замолчать ее, даже распустили слух, что детдом вывезен в Германию. Но вскоре все население Полоцка и окружающих деревень узнало правду о судьбе детей.
    Весть о спасении детей облетела все партизанские отряды Полоцко-Лепельской партизанской зоны, воодушевляя патриотов на новые боевые дела.

    Весной 1944 года немецкое командование решило провести карательную операцию против партизанских отрядов Полоцко-Лепельской партизанской зоны, конечная цель — полное их уничтожение. Для чего стало стягивать вокруг партизанской зоны дополнительные силы, в частности, снятые с фронта части. Нахождение детей на партизанских территориях стало небезопасным, в любое время могла начаться смертельная схватка с врагом. Детей обязательно необходимо было переправить за линию фронта на Большую землю.
    Штабом партизанского соединения было решено осуществить в конце марта — начале апреля по договоренности с командованием 1-ым Прибалтийским фронтом эвакуацию детей самолетами в советский тыл. Так появился второй этап операции “Звёздочка”.

    Для участия в проводах детей на Большую землю командование отряда делегировало Барминского В.В., но начавшиеся бои с фашистскими карателями не дали этой возможности осуществиться — отец так и не смог попасть на это мероприятие.
    Проводы были засняты, в частности, военным кинооператором-документалистом Марией Суховой, прибывшей ранее самолетом из Москвы в составе большой группы военных кинодокументалистов.
    Впоследствии в начале мая 1944 года во время прорыва партизанами фашистского сжимающегося кольца окружения Мария Ивановна Сухова была смертельно ранена, передала сопровождавшим её партизанам камеру и две отснятые кинопленки, которые сохранились и попали в Москву в Государственный исторический музей.

    Командующий 1-ым Прибалтийским фронтом Баграмян И.Х., в зоне ответственности которого находилась местность в районе Полоцка, распорядился силами 3-ей воздушной армии вывезти детей. В ходе этой многодневной спецоперации в советский тыл было эвакуировано около 200 детей с большей частью воспитателей и несколько десятков раненых партизан.
    В конце марта — начале апреля 1944 года эту эвакуацию осуществили летчики 105-го отдельного гвардейского авиаполка ГВФ (этот авиаполк Гражданского Воздушного Флота СССР был включен в состав действующей армии), базировавшегося тогда у деревни Войлово, расположенной в 30 километрах к северу от города Велиж Смоленской области.
    На партизанский аэродром, организованный на покрытом льдом озере Вечелье рядом с деревней Ковалевщина юго-восточнее Ушачи, по нескольку раз в сутки стали прилетать за детьми и ранеными партизанами из-за линии фронта летчики Дмитрий Кузнецов на самолете По-2, Александр Мамкин на более вместительном специально подготовленном для грузовых операций самолете Р-5 и другие.
    Летчикам пришлось действовать в тяжелых условиях, когда фашисты стали стягивать к окруженной партизанской зоне фронтовые части, все полеты проходили в ночное время и с пересечением линии фронта, где обычно находится значительное количество средств противовоздушной обороны, и требовали огромного опыта таких спецопераций, большого мастерства и самообладания.
    Особое мужество и героизм проявил летчик Александр Петрович Мамкин. В 1936 году после учебы в Орловском финансово-экономическом техникуме Мамкин по направлению поступает в Балашовскую летную школу ГВФ, после окончания которой в 1939 году, работает в Таджикском управлении ГВФ. Когда началась война, попросился на фронт, и был переведен в 105-й ОГАП ГВФ.

    Мамкин первым из летчиков прилетел за детьми и потом совместно с другими летчиками много раз повторял ночные полеты.
    Ночью 11 апреля 1944 года Мамкин в очередной раз поднял в воздух самолет Р-5 с замерзшего озера Вечелье, это был девятый рейс, оказавшийся последним во всей этой операции. В этот раз он перевозил 13 человек: семь детей во второй открытой кабине, кроме того, в специальном грузовом подфюзеляжном контейнере, закрываемом люком — воспитательницу Латко Валентину Степановну и трех детей, а также в подвешиваемых под нижними крыльями торпедообразных контейнерах — двух тяжелораненых партизан.
    На рассвете, не долетая до линии фронта, самолет подвергся зенитному огню, а затем над линией фронта был атакован немецким ночным перехватчиком — в этот раз осколки снарядов прошили двигатель, и он загорелся, а летчик был ранен в голову.
    Вскоре огонь подошел к переборке, отделяющей двигатель от кабины пилота, и языки пламени стали в нее попадать, у летчика оплавились защитные очки, тлели перчатки на руках, комбинезон, унты на ногах, но Мамкин не бросил управление самолетом, не покинул его. Летчик не мог и подумать о спасении на парашюте только своей жизни (по инструкции он мог это сделать), продолжил вести машину к своим и с огромным трудом, превозмогая боль, сумел посадить горевший и трудно управляемый самолет уже за линией фронта в тылу наших войск у покрытого льдом озера Болныря, находящегося юго-восточнее Дретуни рядом с деревней Труды Полоцкого района.

    Самолет совершил жесткую посадку перед озером, ударившись лыжными шасси о заснеженную землю, и заскользил по снегу, подпрыгивая на неровностях. Полуобгоревшего летчика, который с самого начала полета не стал пристегивать удерживающие лямки парашюта, выбросило за борт кабины и он, упав в снег, потерял сознание. А, когда выкатившийся на лед озера самолет остановился, старший из детдомовцев Володя Шашков (ему было 16 лет) спустился на землю из задней открытой кабины, в которой было еще шесть малолетних детей, и открыл люк грузового контейнера, где находилась воспитательница Валентина Латко. И уже вместе они едва успели извлечь из самолета малышей в начавшей тлеть одежде и, открыв колпаки подкрыльевых контейнеров, оттащить раненых партизан, как самолет взорвался.

    Через шесть дней, 17 апреля 1944 года, в госпитале от тяжелых ожогов и ран летчик Мамкин умер. Все 13 человек, кого он перевозил в последнем полете, остались живы. Мужественный советский летчик пожертвовал собой ради спасения жизни детей.
    Всего за время спецоперации только один Александр Мамкин успел эвакуировать более 90 человек — детей, воспитателей и раненых партизан.

    Дальше полеты были прекращены — началось наступление немецких частей на партизанскую зону, гитлеровцы усилили средства ПВО, блокирующие полеты на партизанские аэродромы, и каждый последующий полет был бы связан с неприемлемым риском для жизни эвакуируемых. Из партизанской зоны не успели эвакуироваться только 18 человек, воспитанников детдома старшего возраста с несколькими воспитателями.
    Приходится сожалеть, что тогда из-за многих организационных неувязок летчик Мамкин А.П. не был награжден званием “Герой Советского Союза”.
    Гвардии лейтенант Мамкин А.П. был представлен за боевые заслуги при участии в спецоперациях в числе других пилотов полка 6 апреля 1944 года к ордену “Красного Знамени”, т.е. за четыре дня до совершенного им подвига. Приказ о награждении вышел 21 апреля 1944 года, уже после гибели летчика, и был ошибочно воспринят как посмертный. В реальности за свой подвиг Мамкин награжден не был, хотя, по воспоминаниям ветеранов, представление его к званию “Герой Советского Союза” авиаполк отправил.
    По факту подвига летчик Александр Мамкин — “Герой”.
    Мамкин А.П. был похоронен в деревне Маклок Велижского района, в 1960-х годах перезахоронен в братской могиле мемориала “Лидова гора” в городе Велиж Смоленской области.

    Через несколько дней после проведения операции с отцом связалась работник Ушачского подпольного райкома комсомола Валентина Клочкова и передала ему указание первого секретаря Василевского В.Я. представить подробный отчет об участии молодых бойцов отряда в операции “Звёздочка”. Отец тогда такой отчет сделал, он должен храниться в архивах Ушачского подпольного райкома комсомола времен Великой Отечественной войны.
    Надо сказать, значение операции “Звёздочка” трудно переоценить. Это единственный такой случай в истории Великой Отечественной войны, когда из фашистского плена освобожден целый детский дом.

    Спасенные партизанами дети после войны стали взрослыми людьми, разъехались по различным районам Советского Союза.
    Но часто проводились трогательные встречи бывших воспитанников Полоцкого детского дома со своими спасителями — партизанами отряда имени Щорса и летчиками 105-го отдельного гвардейского авиаполка ГВФ, осуществившими в 1944 году операцию “Звёздочка”.
    В канун 20-летия Победы советского народа над немецко-фашистскими захватчиками в 1965 году, отец через центральную газету обратился к бывшим воспитанникам Полоцкого детдома откликнуться и рассказать о себе.
    Первым, с кем он тогда встретился, был участник “огненного рейса Мамкина” Форинко Володя (в 1944 году ему было 4 года). Белорусское республиканское телевидение в 1965 году показало эту трогательную встречу.
    Затем откликнулась бывшая воспитательница детдома Латко В.С., которая вместе с сыном также летела последним рейсом с Мамкиным. Откликнулись бывшие воспитанники детдома: Тищенко Г., Шевнёва А., Яцунова М., Иваненко Л., Шашков В.М. и другие. С некоторыми отец впоследствии переписывался, с некоторыми встречался.
    В 1980 году в Полоцке состоялась волнующая встреча бывших участников операции партизан и летчиков со спасенными воспитанниками детдома. На нее съехались уже взрослые, возмужавшие люди. Теперь они сами стали отцами и матерями, дедушками и бабушками. Уже после войны, повзрослев, бывшие воспитанники осознали, какую цену заплатили за их жизнь люди, спасшие их в годы Великой Отечественной войны. Память о мужестве партизан и героизме летчиков навсегда осталась в их сердцах.
    А бывшая воспитанница детдома Михальченко Надя выразила благодарность партизанам через газету «Советская Белоруссия» от 24 июня 1988 года.
    Не забыт подвиг и имя летчика Александра Мамкина.
    В районном центре Ушачи в музее “Народной славы” была открыта экспозиция, посвященная операции «Звёздочка» и подвигу летчика Мамкина.
    В городе Полоцк также бережно хранят память о подвиге партизан и летчиков, спасших от гибели детей — в музее “Боевой славы” оформлен стенд “Операция “Звёздочка”.
    Память об Александре Мамкине увековечена. На одной из улиц Полоцка, которой присвоено его имя, открыта мемориальная доска. Имя летчика Александра Мамкина носят школы в городах Полоцк, Минск, Москва.
    На протяжении длительного времени (пока были живы участники операции) Совет музея “Боевой славы” и дирекция средней школы №8 города Полоцк регулярно организовывали встречи бывших партизан отряда имени Щорса, летчиков 105-го отдельного гвардейского авиаполка и воспитанников Полоцкого детского дома. Во многих таких встречах принимал участие и отец.
    Свои встречи организовывал и Совет ветеранов 105-го отдельного гвардейского ордена Александра Невского Паневежского авиаполка ГВФ. В архиве отца до сих пор хранятся приглашения, подписанные председателем Совета ветеранов войны полка Синиченкиным Г.И., заместителем председателя Совета Ширшовым Е. и секретарем Совета Качан Б. А еще раньше председателем Совета ветеранов полка был Абрамов Е.
    По инициативе отца и летчиков-ветеранов на берегу озера Болныря возле деревни Труды Полоцкого района на месте посадки горящего самолета Мамкина А.П. был установлен обелиск в честь его подвига.
    Здесь стоит сказать, что многим участвовавшим в операции партизанам впоследствии не довелось дожить до светлого дня Победы. По воспоминаниям отца. В Матыринском лесу во время прорыва в ночь на 5 мая 1944 года фашистского окружения погиб комиссар партизанской бригады имени Чапаева, первый секретарь Ушачского подпольного райкома партии Кореневский И.Ф. Вместе с ним погибла санитарка партизанского отряда имени Щорса Валя Григорьева, которая до последнего момента оказывала помощь смертельно раненому комиссару. Не стало комиссара партизанского отряда имени Щорса Ивана Короленко. На глазах отца пулеметная очередь сразила начальника штаба отряда имени Щорса Ивана Крупина. Погибли партизаны Николай Галинский, Николай Григорьев и многие, многие другие.

    В данной статье высвечено ряд знаковых жизнеутверждающих моментов в борьбе белорусских партизан и фронтовых летчиков с немецко-фашистскими захватчиками.
    Наш долг всегда помнить свою историю, в частности, проявленный массовый героизм советских людей в годы Великой Отечественной войны!

    Владимир БАРМИНСКИЙ, г.Дубна, Московская обл.
    (сын Василия Васильевича БАРМИНСКОГО, бывшего партизана отряда имени Щорса бригады имени Чапаева Полоцко-Лепельского партизанского соединения Белоруссии)
    .
    .
    . 
    ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

    — “Операция “Звездочка”. Аудиозапись статьи в газете “Советская Россия” за 26 июля 2018 года от автора Барминского Владимира с полной информацией по операции
    ( https://youtube.com/watch?v=Zwbry9-WZZw );

    — передача Телерадиовещательной организации Союзного государства России и Республики Беларусь (новостной эфир от 19.12.2018г.), посвященная Барминскому В.В. и операции “Звёздочка”
    ( https://www.youtube.com/watch?v=rbQuxNKPrWQ );

    — Барминский Владимир. Статья “Операция “Звёздочка” в газете “Советская Россия” от 26 июля 2018 года
    ( http://www.sovross.ru/articles/1723/40500 );

    — Барминский В. Статья «Партизанская операция “Звёздочка” – правда и вымыслы”
    ( http://www.proza.ru/2017/07/29/1638 );

    — Барминский Владимир. Книга “Круги войны”, Издательский Центр Белорусского государственного университета, Минск-2018г. ( ISBN 978-985-553-532-5 );

    — Барминский Леонид. “Операция “Звёздочка” в газете “Витьбичи” (Витебская городская газета) от 18 ноября 2017 года
    ( http://www.pressreader.com/belarus/vitbichi/20171118/281685435140309 );

    — Барминский В.В. Статья “Операция “Звёздочка” в газете “Советская Белоруссия” от 20, 21 июня 1967 года
    ( http://biblioteka.by/m/articles/view/ОПЕРАЦИЯ-ЗВЁЗДОЧКА-Статья-в-газете-за-1967-год ;
    http://museum.by/node/43584 );

    — Барминский В.В. Статья “Ради жизни детей” в Красноборской газете “Знамя” от
    1 августа 1981 года
    ( https://www.proza.ru/2017/10/14/967 );

    — Барминский В.В. Статья “Аперацыя “Зорачка” (на бел. яз.) в газете “Звязда” от 7 мая 1982 года;

    — сборник “Годы комсомольские”, изд.“Юнацтва”, Минск-1988г. (ISBN 5-7880-00025): Барминский В.В. Очерк “Мужали в боях”
    ( http://biblioteka.by/m/articles/view/МУЖАЛИ-В-БОЯХ-Годы-комс-Партизаны-Витебщины ;
    http://museum.by/node/43631 );

    — Барминский В.В. Статья “Через годы огневые. В памяти народной” о партизанском прорыве на Ушаччине Витебской области в 1944 году напечатана в Красноборской газете “Знамя” в двух номерах за 13 и 15 июля 1982 года
    ( http://biblioteka.by/m/articles/view/Партизанский-прорыв-на-Ушаччине-в-1944-году-Партизаны-Витебщины );

    — Барминский В.В. Статья «Партизанская республика» в Красноборской газете “Знамя” от 13 августа 1988 года
    ( http://www.proza.ru/2017/10/14/1005;
    libmonster.ru/m/articles/view/-БЕЛОРУССИЯ-ПАРТИЗАНСКАЯ-РЕСПУБЛИКА );

    — Барминский В.В. Статья «В рядах Кунгурского полка». Статья в Кунгурской газете «Искра» за 20, 22 августа и 5 сентября 1974 года ( http://libmonster.ru/m/articles/view/-В-РЯДАХ-КУНГУРСКОГО-ПОЛКА-Статья-в-газете-за-1974-год ).

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: